Кредиты
23.10.2008

Спички кончились

Финансовый кризис выявил забавную связь сегодняшней российской экономики с учением Карла Маркса. Отечественный финансовый бизнес слишком рано завершил пресловутую эпоху первоначального накопления капитала.

 

Хоть убей не пойму: почему кризис ликвидности на Западе способен обернуться кризисом для российских банков? Там причины понятны.

И схематично выглядят так: повальная "двух-трехэтажная" секьюритизация приводит к тому, что на каждый домишко стоимостью 100 тысяч долларов выписано закладных на 500 тысяч долларов. Соответственно, чуть повысился уровень невозвратов, чуть упали цены на недвижимость – начинается цепная реакция.

В России все проще. Даже при всеобщей моде на секьюритизацию в 2005-2006 годах общая сумма закладных и близко не стояла к суммарной стоимости заложенной недвижимости (просто не успели). А уж рост цен на недвижимость был таков, что любой уровень невозвратов покрывал как бык овцу. В задачке спрашивается: в чем же проблема? Отвечают: проблема в том, что западные финансисты перестали снабжать отечественных банкиров деньгами. ОК, пусть перестали, но ведь это всего лишь означает, что у банков нет средств на наращивание объемов кредитования. А на поддержание прежних его темпов почему не хватает? ОК, допустим, что ипотека в России слишком молода. В этой сфере деньги пока шли "на выдачу", а возвратность по сути только началась. Но в сфере потребительских и автокредитов первая волна ссуд уже вернулась с наваром. Так в чем же дело? Почему не пустить эти деньги по второму кругу? Где они?

В этом месте топ-менеджеры банков обычно опускают глазки. Как "голубой воришка" у Ильфа и Петрова. И пытаются отвечать в том же духе: мол, вообще-то стул есть, просто сейчас временно отсутствует.

А если убрать все словеса, то выясняется следующая особенность национального банкинга. По "первому кругу" массового кредитования российские банкиры предпочли пустить западные заемные деньги. Оно и понятно: своих толком не было. Это факт общеизвестный. А вот получив первую отдачу, на "второй круг" они тоже предпочли пускать не свои, а западные деньги. Логика проста: западный финансист – дурак, ему и 5-10% навара хватит. Вот пусть его деньги и крутятся. А вот сливки с этого оборота мы пустим на куда более прибыльные дела. То бишь – на фондовый рынок. И все бы хорошо, но тут как раз этот самый рынок решил накрыться медным тазом...

Де-юре, разумеется, абсолютно законная ситуация. Де-факто – напоминает кассира, которые решил на вечерок позаимствовать кэш, чтобы поиграть в казино. Выиграл бы – все путем. А если проиграл – получается примитивная недостача.

Регулятор за избыточным присутствием банков на бирже особо не следил. Регулятор был озабочен отчетностью, отчислениями в резервные фонды и борьбой с "отмыванием". Так что виноватых нет. Отчетность в порядке. Резервы уже проели. И все умытые...

Вопрос в том, что сей подход имел продолжение. Говорят, на таможнях скучают вереницы новеньких авто, в ожидании пока их выкупят автосалоны. А те не могут. По простой причине: автоторговля почти вся оказалась завязана на банках, которые кредитовали не только покупателей, но и продавцов. Потому как те, вслед за банкирами, тоже давно расчухали, насколько выгодно вести бизнес не на свои, а на заемные. И теперь, когда деньги от банков иссякли, некоторые автопродавцы не могут выкупить даже те машины, за которые покупатели уплатили первоначальный взнос в 20-30%. В задачке, опять же, спрашивается: что ж у автоторговцев своих-то денег не оказалось? Кто сказал: Нету? Даже на уровне месячной партии закупок? Опять же в ответ – стыдливое молчание. Мол, были, да кончились.

Босс одной крупной и весьма известной девелоперской компании чуть не ежедневно выступает с громкими заявлениями и дает "сенсационные" пресс-конференции. В стиле гражданина Шпака: мол, пропало все, включая три куртки замшевые, три портсигара серебряных и проч. Буря, кричит, скоро грянут буря, обвал цен на недвижимость и всеобщее похолодание, которого мамонты не переживут... Видимо, надеясь сотрясанием воздуха вызвать всеобщую лавину, которая скроет его собственную бизнес-несостоятельность.

Инвестиционные и управляющие компании вообще бьются в истерике. Мол, плохо нам, помираем. Один инвестиционщик даже поведение своих клиентов назвал "безумием". Что ж ты, мил человек, с сумасшедшими-то работал?

Вывод напрашивается простой: российский финансовый и околофинансовый бизнес расслабился как гимназистка, встретившая патруль краснофлотцев. И жил в последнее время, кажется, не то, чтобы без "жировых запасов", а даже, кажется, без оборотных средств.

Ирония судьбы: сколько раз финансисты предупреждали население о том, что "жизнь взаймы – это хорошо", но чрезмерное влечение займами – это плохо. И, видимо, так перетрудились на ниве этой благородной просветительской миссии, что сами ее успели подзабыть.

Какие теперь варианты? Лучший: может, рассосется. Худший: вернемся к 1999-му году. Мог быть еще и средний. Например, уже упомянутый патруль краснофлотцев пользуется ситуацией, дабы овладеть несчастной гимназисткой. То бишь государство по дешевке "спасает" российский банкинг от краха путем его скупки и окончательной победы госкапитализма.

О радостях и опасностях этого варианта можно спорить. Но, кажется, и он сейчас не слишком возможен. Опять же ирония судьбы: краснофлотцы, мягко говоря, не в форме. Гимназистка расслабилась, а им уже нечем. У них цена на нефть так упала, что им все отдавила.

Вывод: расслабляться бессмысленно. Но, судя по поведению многих финансовых топ-менеджеров, они этого не замечают. И посему информационный фон отечественных финансов выглядит прямо как в старом анекдоте:

"Гражданочка, почему ваш ребеночек так орет, чего он хочет?" – "Мой ребенок хочет орать!".

 

Источник: Банкир.ru

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2018
p